Arcanum: Of Steamworks and Magick Obscura
Суббота 23 октября 2021
rubeenfrdeesuk

Библиотека Таранта: фантазии и Фэнтези Читальный зал: все книги Арканум

Действующие лица:

Джеральд Платт
опытный адвокат по наследственным делам, имеющий контору в Таранте.
Уильям Смит
помощник и практикант Платта, относящийся к своему начальнику с большим почтением.
Вирджиния Солюш
среднего возраста, страшно занятая дама, образец рассеянности, невинная жертва завещания своего дядюшки.
Тереза Уиллоусби
жена мэра Таранта, престарелый, но богатый столп светского общества, обожающая украшать гостиную предметами эльфийского обихода.
Братья Шуйлеры
кучка владельцев ювелирного магазина с тёмнойисторией и богатым прошлым. Ну или с богатой историей и тёмным прошлым.

Они же:

Валентин Шуйлер
темпераментный молодой человек, прирождённый бизнесмен, управитель магазина.
Джордж Шуйлер
одержим мыслью составить генеалогическое древо Шуйлеров, ходячая библиотека истории рода.
Максимилиан Шуйлер
воплощение дурной наследственности, косоглазия и заикания.
Молчащий Манускрипт
собственно, призван представлять таинственность, что рядом.
Arcanum

Введение

— И это в наше-то время! — фыркнул высокий молодой человек в сером костюме и так энергично показал жестом своё презрение к «Салону магических тайн мадам Тюссод», что пухлый портфель в его руке раскрылся и оттуда посыпался ворох бумаг.

Порыв осеннего ветра, явно решивший, что он в лесу, радостно взметнул исписанные мелким почерком листы.

— Осторожнее, Билл! — взмолился Платт, кидаясь собирать документы. — Клянусь, ты меня в могилу загонишь. Что ты такого увидел в этой вывеске, что надо разбрасываться важными бумагами?

— Простите, мистер Платт… — густо покрасневший юноша стал помогать своему шефу собирать разлетевшиеся страницы. — Просто я… э-э-э… ну, я имею в виду, что магия — это же просто миф, сказка. Её ведь не бывает. А эта женщина предлагает волшебство за деньги. Чего же ещё достойно такое явное шарлатанство, как не осуждения?

— Да, такого она точно недостойна. — Платт скорбно разглядывал чью-то последнюю волю в письменной форме, украшенную чётким отпечатком подошвы собственного ботинка. — Моя работа не заслуживает, чтобы её топтали ногами. — Он со вздохом спрятал бумагу и щёлкнул замком портфеля, решив для верности нести его сам. — Что же касается волшебства… Билл, вот у тебя есть какие-нибудь тайны?

— Тайны, сэр?

— Такое, о чём не хотелось бы оповещать окружающих. Ну, например, может быть, ты пишешь стихотворные оды облакам или коллекционируешь дамские подвязки?

— Бог ты мой, конечно же нет, сэр! — Мысль о подвязках шокировала юношу и он снова покраснел.

— Да перестань, — усмехнулся адвокат. — У каждого есть что-нибудь такое.

— Н-ну… возможно, мистер Платт…

— Вот, — Джеральд переложил портфель из одной руки в другую, чтобы откинуть со лба прядь непослушных огненно-рыжых волос, — а магия — эта тоже такая тайна. Тайна мира, которую он не хочет демонстрировать слишком многим… Во всяком случае, так было раньше.

— Но ведь теперь никакой магии нет, мистер Платт? — полуутвердительно спросил Билл. — Просто… эпоха магии закончилась, вот и всё. Хотя я лично никакого волшебства никогда не видел, так что не очень-то мне в него верится.

Адвокат с помощником миновали небольшой скверик, где между облетающими деревьями радостно носилась шумная ватага полуорчат и простых мальчишек.

— Н-да, нынче бал правят более точные науки. Однако, я абсолютно уверен, Билл, что магия не исчезла. Ведь волшебство тысячи лет служило опорой мира. Вспомни легенды, предания… да хоть того-же Живущего, спасшего мир от Кергана! В конце концов, говорят, что это было всего лишь каких-то пятьдесят лет назад…

— Мистер Платт! — уколяюще воскликнул Билл.

— Ах да, прости. — адвокат запоздало вспомнил, что его помощник приверженец Панарий. А нынешние Панарии придерживаются той точки зрения, что никакого Живущего, кроме Насреддина, никогда не было, а полувековой давности легенду яростно отрицают, клеймя ересью. — Как это там по настоящему называется?

— Мифология современности, сэр, — сказал всё ещё обиженый Билл.

— Ну да, ну да… — Платт вообще не слишком интересовался религиозной подоплёкой событий, но, щадя чувства своего помощника, не стал развивать тему о не таком уж давнем приходе Живущего и последующем расколе в церкви Панариев. — Так вот, Билл, я уверен, что магия, столько лет вполне свободно существовавшая в мире, не могла вдруг испариться за каких-то полвека. Мне кажется, что магия просто… скрылась, но не исчезла. Она затаилась за вывесками солидных магазинов и закрытых клубов, спрятала мантии под покровом строгих костюмов и рабочих курток… И я не верю, что могла просто так, в одночасье, как эльфы, исчезнуть такая огромная тайна. — Платт попытался показать величину тайны. Портфель коварно воспользовался случаем и поток бумаг снова устремился навстречу ветру.

— Проклятье! — только и смог сказать Платт.

      

В Таранте царило тихое солнечное утро, обливая мягким золотом дома и парки. Платт с большим удовольствием поднял жалюзи на окне своего кабинета и повернулся к посетительнице:

— Итак, мадам, вы говорили о наследстве вашего дяди?

— Именно так, — бархатистым голосом подтвердила Вирджиния Солюш, сидящая в кресле по другую сторону стола. — Мой дядя умер несколько лет назад. Но, понимаете ли, дело о наследстве оказалось таким хлопотным, требовало всяких консультаций, переговоров с заинтересованными и незаинтересованными людьми… одним словом, теперь я уже не могу сама заниматься им, поэтому мне нужна ваша помощь.

— Ну разумеется, мадам, разумеется, — нынче утром Платт был сама любезность. — Я сегодня же возьмусь за дело. Естественно, мне потребуется копия завещания…

— Ох, да она у меня с собой! — с этими словами мадам Солюш принялась рыться в сумочке. — Так… где же мои очки?

— Они у вас на цепочке, мадам, — подсказал адвокат, скрывая улыбку в роскошных рыжих бакенбардах.

— И правда, — дама одела очки и улыбнулась адвокату. Потом снова принялась рыться в своей сумочке. — Завещание, завещание… — Она вытащила стопку разномастных бумаг, не уступающих толщиной хорошему тому. — Так… вино, хлеб, вырезка… О, прошу прощения, это список покупок… Отдать чулки на поднятие петель… встреча с дантистом… забрать фотографии… Да это же квитанция из фотоателье, я ещё уже неделю ищу! Ах вот, наконец-то! — И она протянула адвокату довольно замызганный, в глубоких сгибах листок.

— Ну-с, посмотрим… — Платт повернул бумагу так, чтобы на неё падал свет из окна. Завещание гласило:

«Последняя воля Лестера Марка Солюша.

Я, Лестер Марк Солюш, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, сегодня, седьмого числа, десятого месяца, 1936 года, объявляю свою последнюю волю:

— моему сыну Джордану Солюшу я завещаю свой дом в Эшбери, по адресу Парк Лейн 19, а так же всё своё денежное состояние, которое останется после исполнения завещания;

— моей жене, Грете Солюш я завещаю драгоценности моей матери, список которых прилагается к завещанию. Драгоценности должны после моей смерти поступить в собственность моей жены, где бы они не находились. Кроме того, я назначаю Грете Солюш пенсион в размере полутора тысяч золотом в месяц и прошу своего душеприказчика проследить за выплатой пенсиона;

— моему слуге Борску, за многолетнюю и преданную службу, я завещаю три тысячи золотом;

— моему дворецкому и его жене, супругам Колл, я завещаю полный сервировочный комплект на двенадцать персон из серебра, а так же две тысячи золотом;

— моему доверенному и давнему компаньону Эмброзиусу Шекли я завещаю полное оборудование своей лаборатории, мои исследовательские записи, а так же три тысячи золотом;

— моей племяннице Вирджинии Солюш я завещаю свою полную библиотеку с тем, чтобы она следила за ней и заботилась о сохранности книг. Опись библиотеки прилагается к завещанию. Все книги, означенные в описи, должны после моей смерти поступить в собственность Вирджинии Солюш, где бы они не находились в тот момент. Так же. завещаю Вирджинии Солюш десять тысяч золотом и свой исследовательский грант в Тарантском Университете;

— Моему душеприказчику, который должен проследить за чётким и недвусмысленным исполнением условий моего завещания, я завещаю…»

На этом завещание обрывалось, поскольку вторая страница отсутствовала.

— Не понимаю, мадам, — Платт, прочтя завещание, был несколько обескуражен, — зачем вам мои услуги? Мне кажется, в завещании нет никаких спорных моментов, требующих хотя бы консультации у адвоката, а не то что полноценной работы. Но, возможно, на второй странице.?

— Ах нет, что вы! Вторая страница содержит указания для душеприказчика и находится у него. Видите ли, по условиям завещания мне должны принадлежать все книги, помеченные в списке. Они уже почти в полном сборе, однако, одной не хватает. Она находится здесь, в Таранте, но у меня сейчас совершенно нет времени её искать. У меня много дел дома, в Эшбери. Вот я и подумала, может быть нанять для этого адвоката…

— И снова не понимаю, мадам. — Платт нахмурился, отложил листок с завещанием и откинулся на спинку своего кожаного кресла. — Книги вашего дяди что, рассеянны по всему Арканум?

— Ну, дядя Марк был не очень аккуратен… нет-нет, не так! Скорее, он был очень рассеян, знаете, так погружён в работу, что мог одолжить книги по первой просьбе и тут же забыть об этом. Он работал исследователем в Тарантийском университете, изучал происхождение магии, магических книг, амулетов, заклинаний и всего прочего. О, его собрание материалов по изучению волшебства просто необыкновенно!.. Постойте… — мадам Солюш нахмурилась. — Кажется я хотела сказать что-то другое…

— Наверное, вы хотели мне сказать что то, что объяснило бы зачем вам для истребования наследства понадобился адвокат?

— Вот именно! — просияла женщина. — Истребовать? Видите ли, дело в том, что одна из дядиных книг — не знаю уж, каким образом, оказалась во владении одной дамы из Таранта. И эта женщина почему-то считает, что книга находится в её исключительной собственности и отдавать её не желает. Наверное, дядя кому-то отдал книгу, да позабыл об этом, а тот человек, отдал её кому-то ещё… ну и, в результате оказалось, что книга была преподнесена той женщине в качестве подарка.

— А! Вот теперь я понимаю, — адвокат с довольной улыбкой откинулся на спинку кресла. — И, стало быть, вам нужно истребовать книгу у этой женщины на основании завещания вашего дяди.

— Вы абсолютно точно всё поняли, господин Платт! —обрадовалась женщина. -Эта дама… кажется, миссис Уилсон… или Уэлетнби?.. а может… Уиллоусби? Да точно, ту даму зовут Тереза Уиллоусби… так вот, она отказывается признавать книгу собственностью моего дяди, а, стало быть, и моим наследством. И я хотела бы, что бы вы что-нибудь предприняли по этому поводу.

Довольную улыбку на лице Плата сленило задумчивое выражение:

— Однако! Вы ставите непростые задачи, мадам. Ведь это же жена мэра… Но посмотрим, что можно сделать.

      

Джеральд Платт со своим помощником, готовым стенографировать, сидели в креслах просторной светлой гостиной особняка Уиллоусби.

Если оглядеться здесь, то можно заметить, что хозяева комнаты склонны украшать её предметами, имеющими отношение к эльфам, как то: статуэтка Ли`Тани на столике у камина; полотно, изображающее леса Куинтарры на дальней стене; несколько посохов и луков, живописно развешанных по стенам; несколько книг эльфийского письма в стеклянных витринах; старинный надгробный камень из гробницы какого-то древнеэльфийского храма, покоящийся на специальной подставке…

Немало в этой комнате напоминало об исчезнувшем невесть куда чародейском народе эльфов.

Напротив адвоката, по другую сторону журнального столика, сидела сама хозяйка дома — миссис Тереза Уиллоусби — немолодая уже, пышноволосая дама, исполненная осознанного величия (хотя она, возможно, и чуть-чуть переступила грань в употреблении румян, белил и помады, призванных скрывать тот факт, что все, увы, не молодеют).

Держа в тщательно ухоженной руке высокий бокал с мягким арлендским мускателем, мадам Уиллоусби, чуть нахмурясь, смотрела на адвоката.

— Мне совершенно непонятны ваши претензии, мистер Платт. Вы утверждаете, будто бы Молчащий Манускрипт — хочу заметить, ценность и гордость моей коллекции — на самом деле собственность другого человека? Простите меня, но это невозможно.

— Но почему же, мадам? — возразил Платт. — Со всем моим уважением, но такие вещи довольно часто случаются, в этом нет ничего необычного. По словам моей клиентки, её дядя был очень рассеянным человеком. Он одолжил кому-то книгу, тот дал её на время кому-то ещё… и в результате она попала к вам в качестве подарка.

Миссис Уиллоусби насмешливо вздёрнула тонкую, тщательно подведённую бровь и качнула вином в бокале:

— Боюсь, господин адвокат, я буду вынуждена разочаровать вас и вашу клиентку. Видите ли, на все имеющиеся в моём распоряжении антикварные вещи — в том числе и на книги — есть документы, подтверждающие их подлинность и историю, в том числе и имена бывших владельцев. Если угодно, я могу вам показать их.

— Да, я желаю на них взглянуть, — твёрдо сказал Платт, хотя в душе уже и чувствовал грядущее поражение. Впрочем, не всё ещё потеряно…

      

Выйдя из особняка Уиллоусби, адвокат остановился на тротуаре, явно раздумывая, в какую сторону пойти.

— Что же нам теперь делать, мистер Платт? — растерянно спрашивал Билл, прижимая к груди пухлый портфель. В его глазах, из-под огорчения в связи с неудачной попыткой решить дело, проглядывала святая уверенность в том, что шеф может уладить любое дело, вне зависимости от обстоятельств. До сих пор ведь так оно и было!

Платт, заглянув снизу вверх — что диктовалось карличьим ростом адвоката — в расстроенное лицо своего помощника, улыбнулся. В конце концов, дело, вероятно, получится уладить и другим способом. Гонорар за него несколько увеличится, но ведь желание клиента — закон, как гласит парадоксальная адвокатская мудрость.

— Вот что я тебе скажу, Билл. Ты сейчас иди в контору и отпечатай мадам Солюш письмо, где укажи, что дело близко к успешной развязке.

— Как же так, мистер Платт?! — удивился Уильям. — Ведь миссис Уиллоусби сказала… к тому же у неё есть документы… так что наш иск…

— Кстати об иске! — вспомнил адвокат. — Первым делом, придя в контору, порви его и выброси, а потом тут же садись за письмо. Ну, а я пока прогуляюсь по городу, подумаю, что можно сделать…

— Вы ведь уже что-то придумали, верно? — юноша враз приободрился, видя, что репутация шефа не даёт себя уронить.

— Беги скорее, Билли, — улыбнулся в ответ Платт, — иначе пишущая машинка подумает, что ты изменяешь ей с телеграфом.

И Уильям, всё ещё сжимая портфель, отправился в сторону конторы, не переставая улыбаться и гадать, что же такое придумал его начальник, чтобы решить дело с Молчащим Манускриптом к удовлетворению всех сторон.

Платт же направился в противоположную сторону, к улице Девоншир Вей. Он шёл, заложив руки за спину, сверкая начищенными туфлями и разглядывая деревья, которые, словно компания богатых кутил, расшвыривали, не считая, золотые монеты своей листвы.

Окна фирмы «П. Шуйлер и Сыновья» празднично сверкали цветными витражами в кружеве железных узоров. Двойные двери благородного морёного дуба с царским достоинством поблёскивали, милостиво принимая на себя свет осеннего дня. Сияющая бронза вывески, изображающей орла со змеиной головой, грозила вот-вот заклекотать — или же зашипеть — на зазевавшегося прохожего. И как же неуместно смотрелся этот роскошный магазин рядом с помойкой!

Эта неуместность, судари мои, объясняется просто. Хотя нет, не так. Скорее очень, очень непросто. Началось всё с приснопамятного исчезновения в неизвестность эльфов Арканум.

Никому неведомо, куда же стали исчезать все эльфы. Что за сила подвигла на путешествие в неизвестность великих долгожителей и пестователей чародейства? А имя той силы — ТЕХНОЛОГИЯ!

Да-с, именно с повсеместного засилья техники магия Арканум стала угасать. Маги стали не нужны ни народу, ни властям, никому. Нет, их не гнали со свистом, и не показывали на них пальцами, а просто чары вдруг стали всем… ни к чему.

Джеральд Платт знал, что говорил, когда рассказывал помощнику о том, куда подевалась магия. Она и впрямь скрылась, слилась с лицом самого обычного человека. Ну, а ещё — и в этом, если подумать, нет ничего странного — магия скрылась в Подполье. Воровская стезя всех принимает, а уж опытных магов с чародейскими ловушками, умением перемещаться во времени или открывать замки, не прикасаясь к ним, она приняла особенно тепло.

Итак, адвокат подошёл к офису ювелирной фирмы Шуйлеров. По пути к дверям он увидел лишь молодого, бедно одетого паренька, что пил что-то из завёрнутой в бумагу бутылки, развалясь на скамейке. Да ещё заметил возле мусорных баков полуогра, который спал завернувшись в груду тряпья. Может быть, показалось, может быть, это была игра света, но глаза полуогра сверкнули из-под прикрытых век с недюжинной остротой и даже… умом?

Да, Подполье зорко охраняло своих нынешних шефов и их магазин, расположившийся в этих трущобах, будто алмаз в борозде. Платт постучался в высокие двойные двери.

— А, господин адвокат! — моментально заулыбался высокий черноволосый мужчина в тёмно-зелёном костюме, открывший дверь. — Прошу вас, проходите! Вы давненько к нам не заглядывали.

— Добрый день, мастер Шуйлер, — Платт просто не мог не улыбнуться в ответ — такое заразительное обаяние расточал этот мужчина.

Адвокат вошёл и дверь за ним закрылась.

Внутри контора господ Шуйлеров напоминала самоцветную шкатулку. Вишнёвый бархат штор по стенам, высокие подсвечники, распространяющие вокруг себя мягкий мерцающий свет — и заставляющие таинственно сиять тысячи ювелирных изделий в витринах. Колеблющийся отсвет свечей играл искрами на золоте и серебре, заставлял сверкать каплями крови из драконьей жилы грозди рубинов, зажигая гипнотизирующие, как кошачий глаз, зелёные огни в россыпях изумрудов, искушающее подмигивал ломким радужным отблеском бриллиантов… Ах, любой гном душу бы продал, чтобы повторить красоту всех этих изделий, любой карлик родную мать заложил бы, чтобы обладать ими…

Остановившись посреди всего этого сияющего великолепия, Валентин Шуйлер, раскинув руки в театральном жесте властителя, повернулся к Плату.

— Итак, мой дорогой Джерри, с чем ты явился к нам на этот раз? Очередной серебряный сервиз какой-нибудь покойной тётушки? Кольцо, украденное из гроба любимого дедушки? Серьги, благополучно свистнутые дражайшей кузиной?

— Боже, неужели я всегда был так мелочен? — наигранно удивился Платт.

Шуйлер расхохотался в ответ:

— Именно так и даже больше!

— Ну, сегодня я решил встать на путь исправления, поэтому мне нужны не кольца и браслеты, а книга.

— О! — посерьёзнел Валентин. — Это интересно. Впрочем, в книгах я смыслю мало, но вот Джордж… Эй, Джордж!

На крик брата из глубин магазина уже торопился Джордж Шуйлер — худой, с породистым лицом потомственного аристократа, перепачканный чернилами и основательно пропахший книжной пылью.

— Нечего так орать, Велли. — По контрасту с могучим голосом двоюродного брата он говорил очень тихо. — Что тебе надо? Я занят… Приветствую, мистер Платт! — Слабый зрением из-за постоянного чтения, он обнаружил адвоката, только подойдя к нему едва ли не вплотную.

— Добрый день, мастер Шуйлер, — поздоровался Платт. — Как продвигается составление вашей родословной?

— Лучше, чем могло бы быть. Макс, правда, совсем извёлся, но мне просто необходимо говорить с дедом, а иначе как же я точнее узнаю о прошлом нашей семьи? О, вот кстати, и Макс!

И впрямь, из полускрытой бархатными шторами двери гостиной, вышел молодой человек невероятной бледности и худобы. Тяжёлая чёрная мантия волочилась за ним следом, шурша, словно змеиный хвост по песку.

— З-з-здр-р-равствуйте, г-г-господин адв-в-вокат, — поздоровался с Платтом самый младший из братьев Шуйлеров. Казалось, он избегал взгляда кого бы то ни было, его тёмные глаза всегда смотрели в сторону, а иногда даже в разные стороны. Один из немногих настоящих и опытных некромантов Таранта, один из шефов Воровского подполья, Максимилиан Шуйлер мог бы служить студентам медицинского факультета для изучения во всей красе целой дюжины нервических болезней.

— Итак, — улыбающиеся глаза Валентина Шуйлера обвели взглядом своих братьев и адвоката, — мне кажется, мы говорили о некоей книге, которая потребовалась господину Платту?..

      

Через несколько дней, рано утром, Билл, открывая своим ключом двери адвокатской конторы, весело насвистывал. Вешая на вешалку своё пальто и расчехляя пишущую машинку, он вдруг унюхал запах сигарного дыма из-под закрытых дверей кабинета Платта. Он осторожно взялся за ручку и с опаской повернул её.

— Мистер Платт? — робко позвал он. — Вы здесь?

Жалюзи в кабинете были опущены, темноту разгонял лишь свет настольной лампы, освещавший ужасный беспорядок на столе адвоката — и его самого, сидящего над раскрытым в середине толстенным томом. Волосы Платта были всклокочены, в одной руке он держал окурок сигары, а глаза его напряжённо изучали лежащую перед ним книгу — Молчащий Манускрипт.

— Мистер Платт? — Билл бочком вошёл в кабинет. — Мистер Платт, что с вами?

Адвокат оторвался от книги и прищурился. Яркий свет из окна приёмной, проникая в открытую дверь, бил ему в глаза.

— А, это ты, Билл… Хорошо, — Джеральд выглядел всклокоченным. Видимо, он провёл бессонную и нервную ночь. — Заходи, садись. Билл, сколько ты уже у меня работаешь?

— Три с половиной года, — Уильям сел, с каждой секундой всё больше нервничая и робея. Он ещё никогда не видел своего шефа таким.

— Очень хорошо. — Платт свёл ладони в замок и уставился на своего помощника. — Билл, я сегодня уезжаю и поручаю тебе мою контору.

— Вы… то есть… мне?! — Смит был просто ошарашен. — Но почему, мистер Платт? Куда?

— Я… Билли, я достал вчера ту книгу… я её прочитал… — с каждым словом адвокат говорил всё тише, переходя на шёпот. — Молчащий Манускрипт рассказывает о том, куда и почему исчезли эльфы и что случилось с магией… и она говорит о будущем. Ах, Билли, если бы ты только знал!

— Но… но мистер Платт… — Уильям потрясённо смотрел на своего начальника. — Ведь надо понимать в магии, чтобы прочитать такую книгу… Помните, вы позавчера посылали меня в библиотеку? В Университете есть работы покойного мистера Солюша, так там говорится, что только маг может прочитать и расшифровать Молчащий Манускрипт…

Платт поднялся с места и прошёлся по тёмному кабинету.

— Помнишь, Билл, как-то раз мы с тобой разговорились о магии? Ты ещё сказал, что она исчезла насовсем и её эпоха закончилась?

— Да… — Смиту вспомнился давешний разговор на улице, по пути к клиенту. — А вы ещё сказали, что магия спряталась… затаилась…

— Да-да! — Платт начал возбуждённо расхаживать вокруг стола, заставляя своего помощника вертеть головой, наблюдая за ним. — Магия и впрямь скрылась за деловыми костюмами и рабочими куртками. И видишь ли, Билл, я точно знал, что я говорю. — Адвокат обошёл стол и снова сел в своё кресло, пытливо глядя на помощника. — Потому что мантия мага кроется в том числе и под моим костюмом.

Эта новость явно повергла юношу в смятение и шок. Привычный мир без магии стремительно рушился на глазах.

— Но… но… Боже мой, мистер Платт!

— Да, Билли, порой магия кроется в самых неожиданных местах. Взгляни! — Платт широким жестом обвёл свою солидную библиотеку в тиснёной коже, которая занимала добрую часть стен его кабинета. — Далеко не все эти книги говорят о юриспруденции.

Бедный юноша оглянулся так, будто адвокат сказал, что за книжными полками притаился живой дракон.

Платт вновь устремил на помощника пытливый взгляд.

— Так вот, Билл, как ты знаешь, карличий век долог и мне уже двести с лишним лет. Всю жизнь я изучаю магию… и юриспруденцию. Я видел, как создавались и пропадали государства и законы, как могучие маги творили невероятные чары и одним своим словом повелевали сотнями тех, кто верил в магию и надеялся на неё. Поверь мне, мальчик, теперь всем магам, кто помнит те далёкие — такие далёкие от вас! — времена, приходится очень непросто. Трудно нам выжить в нынешнем веке стремительного научного прогресса, поэтому каждый приспосабливается, кто как может. Я вот, например, работаю адвокатом. Ну, а эльфы… они решили эту проблему по-своему. Ушли в… — Платт вдруг замолчал, словно собирался сказать что-то лишнее и поймал себя на этом. — Одним словом, они ушли. И магия ушла следом за ними. Эльфы ведь — дети волшебства, как говорят легенды. Да… — Адвокат в последний раз затянулся своим окурком и раздавил его в пепельнице. Билл слушал с таким выражением лица, словно к нему вдруг явился сам Насреддин и говорит, что Панаризм основал вовсе не он. — Так вот, эльфы подумали не только о себе. Они оставили ключи — Молчащие книги, которые могли бы указать путь тем, кто захотел бы последовать за ними. — Адвокат вдруг вспомнил о Шуйлерах и усмехнулся. Имея около дюжины экземпляров Молчащего Манускрипта, ни один из братьев не хотел пойти следом за эльфами, предпочитая пестовать свою магию в подполье, под крылом Подполья. — Впрочем, не все желают последовать путём эльфов. Но я… я очень хочу побывать ТАМ, Билли. Может быть это сумасшествие, мания… а может быть и ностальгия долго пожившего карлика… но я хочу побывать в месте, где опять правит магия… — Взгляд адвоката устремился мимо Билла, словно вместо рядов запылённых книг Платт увидел нечто необыкновенное. — Это словно вернуться в прошлое, Билли. Впрочем, вряд ли ты сейчас способен это понять… А теперь сходи и закажи мне билет… — Джеральд призадумался на минутку. — …до Каладона. Да, так будет лучше всего. Оттуда я отправлюсь дальше.

— Но… но мистер Платт… завтра приедет мадам Солюш за своей книгой… как же так? Что я ей скажу?

— Ах, эта… — адвокат поморщился. — Отдай ей книгу, Билл. Спроси с неё удвоенный гонорар за усилия и выпроводи. Я не хочу с ней видеться. Скажи, что по завершении дела я уехал в бессрочный отпуск… или отправился по новому делу… А, скажи ей что угодно!

— Боже ты мой, мистер Платт! — Билл глядел на шефа жалобными глазами, как собака, которую вдруг бросил хозяин.

— Перестань, Уильям! В конце концов, это твой шанс получить солидную практику, ведь ты будешь приглядывать за делами в моё отсутствие. А я… ну, может быть я черкну тебе оттуда весточку, чтобы узнать как дела. И не смотри на меня, пожалуйста такими глазами, Билл! Это невыносимо.

— Простите, мистер Платт, — бедный юноша чуть не плакал, словно его начальник, идеал всех начальников, лежал на смертном одре.

— Иди за билетом, Билл, — Платт мягко улыбнулся и потрепал помощника по плечу. — И можешь не особенно торопиться обратно. Я понимаю, чтобы прийти в себя после таких новостей, нужно время…

— Хорошо мистер Платт. — Расстроенный Уильям поднялся с кресла и с тяжким вздохом прикрыл за собой дверь. А Платт остался в кабинете, глядя на закрытую сейчас Молчащую книгу, таинственно отблескивающую золотыми уголками в свете лампы. На её обложке не было надписей и изображений. Да и на его страницах были всего лишь какие-то несвязные картинки… пустая безделица для коллекционеров эльфийских побрякушек… просто ещё один объект изучения для теоретиков волшебства… и ключ к тем местам, где царит магия, живут эльфы… словно заповедник, где схоронились старые-добрые, хотя и непростые времена…

Джеральд Платт откинулся в своём кресле и закрыл глаза.

Добавить комментарий

Таких картинок в Arcanum не увидишь! Если присмотреться...

arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-

Справка: Что такое фанфик?

дварфы Арканум

Информация к размышлению, так сказать… Решил «спросить» у Яндекс об этом понятии, и вот что у меня получилось (прим. гл. ред., с Форума):

Словарь Google:

Фанфик (fan-fiction, fanfiction, fanfic) — произведение с героями и/или элементами действия, взятыми напрокат из чужих произведений; как правило, фанфики создаются на основе книг, кинофильмов или сериалов (в нашем случае компьютерной игры. Прим. ред.).

Материал из Википедии — свободной энциклопедии:

Фанфик (также фэнфик; от англ. fan — поклонник и fiction — вымысел, выдумка, чтиво) — разновидность творчества фэнов (поклонников популярных произведений искусства), производное литературное произведение, основанное на каком-либо оригинальном произведении (как правило, литературном или кинематографическом), использующее его идеи сюжета и (или) персонажей. Фанфик может представлять собой продолжение, предысторию, пародию, «альтернативную вселенную», кроссовер («переплетение» нескольких произведений), и так далее.

Творческие и коммерческие перспективы

Написание и опубликование фанфиков, известное под названием фэнфикшен (фанфикшен; от англ. Fan fiction — фэнская литература) может рассматриваться, в зависимости от законодательства страны, в качестве нарушения авторских прав создателей оригинальных произведений, что ограничивает коммерческую ценность такого рода творчества. Именно поэтому подавляющее большинство подобных произведений создаются просто для забавы (или вообще ради шутки), редко доходя до «настоящей» публикации в серьёзном издательстве.

С другой стороны, некоторые публикующиеся современные российские писатели-фантасты (Ник Перумов, Кирилл Еськов, Татьяна Матвеева, Леонид Каганов, и др.) сначала приобрели достаточно широкую известность именно в качестве создателей фанфиков, и лишь затем начали широко демонстрировать плоды независимого полёта авторской художественной фантазии.

Смежные жанры

По мере роста фэнских возможностей, вызванного общим техническим прогрессом, качественные фанфики постепенно перестают ограничивать себя рамками одного только литературного творчества. Известен, например, короткометражный фильм «Star Wars: Revelations», снятый Panic Struck Productions на высоком техническом уровне по мотивам сюжета «Звёздных Войн» — это видеофанфик.

Другим видом фэнского творчества, напоминающим фэнфикшен, является фан-арт — рисование изображений по мотивам популярной живописи или мультипликации, создание новых художественных образов полюбившихся персонажей.

Обратная связь

Заполните корректно все поля формы ниже.

Концепт Арт Арканум

Про регистрацию

Регистрация на Сайте и на Форуме — разные. Это два РАЗНЫХ аккаунта! Если Вы зашли только пообщаться — проходите сразу на Форум, регистрация на сайте Вам не нужна.
Регистрация нужна только в том случае, если Вы планируете самостоятельно разместить на этом сайте какой-либо материал: фанфик, роман, повесть и т. д.

Читать далее