Arcanum: Of Steamworks and Magick Obscura
Вторник 19 октября 2021
rubeenfrdeesuk

Библиотека Таранта: фантазии и Фэнтези Читальный зал: все книги Арканум

Инек Армстронг, потупив глаза, неподвижно сидел на куче камней у входа в шахту, лишь изредка он нарушал свою застывшую позу, когда отправлял рукой в нос порции табака. Кажется, он о чем-то думал.

Инек был типичный дварф старой закалки: коренастый, сурового вида шахтер с сильными руками, его борода была растрепанной и неухоженной. Да, Инек был радетелем старых традиций: он сторонился людей, никогда первым не начинал разговор с чужеземцем, и не любил разговоры о своем клане.

— Мистер Инек Армстронг, я полагаю? — чей-то вопрос нарушил одиночество дварфа.

Инек поднял глаза: перед ним стоял какой-то человек. Одетый по последней моде, этот джентльмен явно не подходил на роль клерка отдела Промышленного Совета по разработке месторождений и тем более на роль простого шахтера. Его волосы, усы и бакенбарды были ухожены, от него приятно пахло одеколоном, на руке красовался прекрасный золотой перстень с большим рубином. Именно этот перстень привлек внимание дварфа.

— Любопытная вещица. Работа дварфов, не так ли? — поинтересовался Инек у пришельца.

— Да. Говорят, этот перстень принадлежал Лореку Отверженному. Хотите, я расскажу историю о том, как я его заполучил? Однажды в Таранте, в лавке «П. Скаллер и Сыновья» я увидел… — пришелец с энтузиазмом только приступил к своему рассказу, как был прерван дварфом.

— Не смей упоминать это имя при дварфах! Еще одно слово о нем, и я сверну тебе шею!

Спокойный и расслабленный до этого момента Инек превратился в комок нервов. Лицо дварфа покраснело, на шее вздулись вены, его кулаки с яростью сжимались и разжимались.

— Кто ты такой, чтобы обсуждать это со мной?! — кажется, Инек разошелся не на шутку, — Зачем ты пришел сюда?!

— Успокойтесь мистер Армстронг… Я не хотел вас разозлить, простите меня. Можем ли мы поговорить, как цивилизованные люди? — шахтер промолчал, но пришелец решился продолжить, — Меня зовут Десмонт Брустер, к вашим услугам.

С этими словами Десмонт подал руку дварфу. Инек с недоверием посмотрел на пришельца, не подав в ответ свою руку.

— Ну, и как я могу доверять тебе… человек?

— О, мистер Армстронг, у нас есть повод для дружбы! — с улыбкой произнес Десмонт, делая упор на слово «повод».

— И что это за «повод»? — дварф, кажется, успокоился, но, тем не менее, с недоверием посматривал на пришельца.

— Прекрасное совместное предприятие…

— Что еще? Я работаю один, я и мои ребята. Кажется, мы уже решили все вопросы с Промышленным Советом по поводу собственности на эту шахту.

— О, нет, мистер Армстронг, вы меня совершенно неправильно поняли…

— А как мне тебя понимать?! Вся эта ваша манерность и витиеватость фраз… Никогда не понимал тарантийской манеры общения. Выражайтесь яснее, мистер.

— Тогда, возможно, нам стоит пройти внутрь, мистер Армстронг, и сесть за стол переговоров, — Десмонт Брустер указал на вход в шахту.

— Хорошо… Допустим, я поверю тебе. Пошли.

Инек открыл дверь в шахту, и Десмонт проследовал за шахтером внутрь. Кажется, пришелец сумел его чем-то заинтересовать.

Они вошли в небольшое полутемное помещение. Это была комната отдыха шахтеров — небольшое пространство, вырубленное в скале, предваряло вход в тоннели. По краям комнаты лежали небольшие спальные мешки и масляные лампы, посреди комнаты стоял пыльный деревянный стол и три стула, в правом углу лежали кирки, молоты и другие шахтерские инструменты, а посреди левой стены чернел вход в тоннели шахты.

— Как-то у вас тут очень мрачно и… прохладно, — поежившись, произнес Десмонт.

— Извините, мистер Брустер, кроватей с балдахином и шелкового белья не держим. Не люблю баловать моих ребят, — съехидничал Инек.

Они сели за стол.

— Э… Что еще такое, Балтэр? — послышался недовольный голос со стороны правой стены.

— Ну, что за идиот! Безмозглый Ходжкин, мы не одни! Не смей использовать это имя при чужаках! — крикнул Инек.

— Итак, я полагаю ваше настоящее имя Балтэр, не так ли, мистер Армстронг? — с хитрой улыбкой произнес Десмонт.

— Ходжкин — просто глупый городской дварф из Каладона, э… слишком болтливый, на мой взгляд, — как-то неуверенно произнес Инек, — На самом деле, Балтэр — это мое, э… прозвище.

— Ну, ну… А я думал, что ваше прозвище — «Сильные Руки». Ведь дварфы скрывают свои настоящие имена, придумывая псевдонимы и фамилии-прозвища, не так ли?

— Э… да, э… В любом случае, мистер Брустер, вам не стоит называть меня этим именем, оно для внутреннего использования. Лучше зовите меня Инек Армстронг.

— Приятно познакомится.

Инек наконец-таки подал руку своему новому знакомому Десмонту.

— Несколько запоздалое представление… Но лучше поздно, чем никогда, — улыбнулся Десмонт.

— Так что это за «совместное предприятие», мистер Брустер?

— Ну, раз мы теперь знакомы ТАК близко, то давайте звать друг друга на «ты» и безо всех этих формальностей. Согласен?

— Хорошо, Десмонт. Итак, что у тебя за дело ко мне?

— Инек, я думаю, тебе сначала стоит взглянуть на это…

Десмонт разложил какую-то бумагу на столе — это была старая карта. На ней была подробно изображена область к востоку от места обитания Клана Колеса и была сделана пометка на самой восточной оконечности Серых Гор.

— Хм… похоже, это шахта, в которой мы сейчас работаем — произнес дварф.

— Да, Инек, поэтому я и разговариваю сейчас с тобой.

— Все же это не объясняет, почему ты здесь.

— О, это длинная история… Я по профессии литератор, пишу в основном стихи для прекрасных дам, — Десмонт немного рассмеялся и продолжил более серьезно.

Совсем недавно у меня был творческий вечер в Таранте. Было много гостей, все пили шампанское и веселились, — типичное сборище молодых повес. После бурного застолья я возвращался к себе домой. По дороге алкоголь начал постепенно выветриваться из моей головы, и я решил пропустить еще стаканчик абсента в таверне Калеба Мэллоя. Черт дернул меня зайти в этот Бойль!

Я шел по улице, когда внезапно из ближайшей подворотни раздался шум. Явно кого-то избивали. Я как истинный джентльмен достал свой револьвер и побежал на выручку жертве. Эти негодяи, лишь завидев меня, произнесли заклинание и исчезли. Эх, и не люблю я эти магические штучки…

Я осмотрелся в подворотне: в углу, рядом с мусорным бочком лежал нищий. Лицо бедняги было изувечено, несчастный харкал кровью.

— Сэр, вам нужна помощь! Я сбегаю за каретой. Вас нужно отвезти в медицинскую службу Таранта! — прокричал я.

— Слишком поздно, — бедняга схватил меня за руку, — Книга. Достань ее, она в мусорном бачке, — хриплым голосом сказал нищий.

Я заглянул в бачок, там действительно была книга. Я достал ее и внимательно осмотрел: интересный кожаный переплет, какие-то руны на нем и… ужасные отпечатки кровавых пальцев. «О, боже! Нищий! Как же я забыл о нем!», — пронеслось в моем сознании.

— Я помогу вам, сэр!

Но нищий уже не подавал признаков жизни. Как мимолетна жизнь: минута — и человека уже нет на свете.

Я услышал за спиной шаги, потом в пролете подворотни появился полицейский Таранта. А теперь представьте картину: окровавленное тело, над ним стоит человек с револьвером в руке…

Полицейский достал шпагу и быстро, по-кошачьи подскочил ко мне. Секунда и его шпага была у моего горла.

— Стоять, убийца! Одно движение, и то последуешь за своей жертвой!

— Сэр! Не делайте поспешных выводов…

— Ты думал, что раз это Бойль, то здесь можно творить любые зверства?! — в голосе полицейского явственно чувствовалась ненависть ко мне, яростное выражение его лица это подчеркивало.

— Сэр, пожалуйста, уберите шпагу от моего горла. Так ведь и поранится можно, — я попытался шуткой разбавить этот по истине горячий момент.

Полицейский и не подумал убрать опасное лезвие от моего горла.

— Вы — богатые молодые негодяи! Я знаю вас всех: вы любите острые ощущения. Как можно было вот так просто убить этого несчастного человека! А ведь он и так был наказан судьбой…

Наконец-то он убрал шпагу от моего горла и обратил свой взор на труп. Вероятно, служитель закона был разжалоблен убогим видом нищего. Поверьте мне: и среди тарантийских полицейских есть жалостливые и даже трогательные люди.

Да, сейчас он растроган, а через секунду мстит «обидчику» несчастного. Медлить было опасно!

— Сэр! Господин полицейским! — я привлек его внимание, — Может мы пройдем в участок для выяснения всех обстоятельств случившегося?

— Ах, да. Мы должны… по инструкции, — несколько рассеяно произнес полицейский, но затем продолжил, сменив тон на более уверенный, — Давай, я одену тебе «браслеты». И без глупостей!

Я сдался властям без сопротивления. Далее мы спокойно покинули Бойль и пришли в полицейский участок.

— А книга? Как же книга?! — с нетерпением спросил Ходжкин (до этого дремавший у правой стены, он уже стоял у стола и с любопытством слушал рассказ Десмонта).

— Ох, уж эти городские дварфы… Воистину твоего любопытства хватит на десяток полуросликов! — с упреком, но по-отечески произнес Инек, — Пожалуйста, продолжайте, мистер Брустер.

— Без «мистер», Инек, без «мистер»… — шутливо погрозив пальцем, ответил Десмонт и продолжил свой рассказ.

Естественно на место преступления прибыли и другие полицейские. Для чего же еще нужны свистки? Служители закона осмотрели тело, место преступления и собрали улики, в том числе и книгу. Я, правда, этого не видел… Но ведь это же стандартные процедуры, не так ли?

Итак, меня привели в участок и посадили в камеру. Потом естественно были допрос: что, как, зачем и прочее. Тем не менее, констебль оказался вполне рассудительным человеком, он отчетливо понимал, что нищий был убит не из моего револьвера. Как я позже узнал из газет, жертва получила травмы не совместимые с жизнью: почки были отбиты, имелось несколько колото-резаных ран, но смертельной стала тяжелейшая черепно-мозговая травма. Не смотря на это, следователь продержал меня в участке до утра и взял подписку о невыезде.

Я был разбит. Это ужасное происшествие и допросы в участке привели меня к нервному истощению. Вернувшись домой, я сразу же лег спать. И я спал двое суток.

На третий день я нанес визит в участок, где вновь в подробностях рассказал следователю все, что знал об убийстве.

Моя невиновность была полностью доказана. Нашлись свидетели, видевшие неких «убийц в плащах». К тому же дочь констебля (прелестнейшее создание!) оказалась поклонницей моего таланта; по заверению моих друзей, она сумела «повлиять» на своего «papa».

Иногда я думаю, что Фортуна играет со мной, как женщина: то дает мне звонкие пощечины, то сладострастно целует.

Книга? Мое природное любопытство дало о себе знать через четыре дня после всех этих событий. Я решил навестить великодушного констебля и его миловидную дочурку Лиз. Знаете, мы в Таранте любим поболтать за вечерним чаем… Между светской болтовней и восхищением Лиз моей персоной я все-таки сумел спросить констебля о книге.

«Ах, да, книга! Она у кого-то в университете на экспертизе» — эту фразу констебля я ждал битых два часа.

На следующий день, с утра я, как кугуар, понесся в Тарантийский Университет. Хитростью, уловками и не без помощи своего мужского шарма я выяснил, что книгу изучает некий «Люций». Как назло этого господина не было на месте. Однако мне попался его ассистент по имени Гвидо, хитрый, как кайт, полурослик.

— Да, я слышал о книге, — он подмигнул, — Но у меня проблемы с памятью, мой друг…

Гвидо в «вопрошающем жесте» протянул свою руку ко мне. Вот наглец! Тем не менее, я положил в его руку несколько золотых.

— Ах, да! Вспомнил! Страницы книги были слишком ветхие и хрупкие, мне «пришлось» отнести ее знатокам древностей — Скаллерам. Кстати, сэр, я еще обладаю информацией об эльфийских могильных камнях — настоящий шик в Таранте. Вы случайно не заинтересованы?

Какие еще, черт побери, камни! Не дослушав полурослика, я уже бежал от университета к метро. Любопытство — страшная сила, она влечет тебя к загадкам, как электромагнит металл.

В лавке «П. Скаллер и Сыновья» было как-то неестественно тихо и безлюдно. Секретаря не было на месте. В ожидании его, я решил осмотреться в магазине. Бррр! От северно-западной стены повеяло холодом, и я пошел на этот холодок.

Господа поверьте, я не вор и не люблю вламываться в чужие дома… но этот люк в углу лавки привлек мое внимание. Поддавшись любопытству, я спустился в подвальное помещение магазина.

Я около получаса бродил по этому дурно пахнущему подвалу. То тут, то там мне попадались останки зомби. Я всегда подозревал, что Скаллеры экспериментируют с темной некромантией. Уж больно подозрительный был этот Уинстон Скаллер, к тому же от него веяло какой-то «мертвечиной».

После блужданий по этому милому подвальчику, я, наконец, вошел в ярко освещенную комнату. Напротив входа, в кресле сидел полностью разложившийся труп старика… О-па! Посреди этой комнаты лежало еще три трупа — только свеженьких.

«Что-то стало слишком много убийств в этом городе… Пора бы убраться из этого подвала. Констебль, конечно, теперь мне как друг, но такая гора трупов — это будет уже больше, чем просто подозрительно», — подумал я.

Я решил быстренько осмотреться в подвале, а затем незаметно выскользнуть из лавки Скаллеров. Помимо трупов я обнаружил в подвале несколько интересных шкафов. Я открыл несколько ящиков, но все они были пусты. Подозреваю, что-то кто-то уже позаботился о документах семейства Скаллеров. Внезапно я заметил что-то темное в углу — напротив шкафов что-то лежало. Я поднес лампу… Книга! Та же самая! Я быстро схватил книгу и, не открывая ее, помчался прочь из этих проклятых подвалов.

— Это была именно та книга, что вам хотел отдать нищий? — поинтересовался Ходжкин.

— И да, и нет, — ответил Десмонт, — Вообще, Ходжкин, перебивать рассказчика (особенно такого живого и интересного, как я) в Таранте считается плохим тоном.

Инек недовольно посмотрел на Ходжкина и цыкнул.

— Хорошо, хорошо продолжайте, мистер… то есть просто Десмонт.

Десмонт Брустер довольно улыбнулся, он был явно польщен вниманием дварфов к своему повествованию.

Итак, я побежал к выходу из этих богомерзких подземелий. И вот когда я уже был наверху, то есть непосредственно в лавке «П. Скаллер и Сыновья», я услышал шум. Голоса нескольких мужчин, лай собак, звук колокольчика над дверью… О, боже, это полиция! Что же делать?! Я огляделся в поисках укрытия. Здесь совсем не где было спрятаться; я чувствовал себя загнанным волком. Тем временем звук шагов становился ближе… Я решил отдаться в руки Фортуны, сел на один из стульев в комнате и решил спокойно дождаться развязки всего этого.

Что это? Кажется подо мной лежала какая-та тряпка, я осмотрел ее — это был ничем не примечательный с виду дорожный плащ. На нем было прикреплено что-то вроде бирки: «Эльфийский плащ невидимости. Прошлый век. Вероятно, принадлежал одному из рейнджеров Мерцающего Леса или друидов Кинтарры. Ориентировочная стоимость: 750–1000 золотых». Вот оно спасение! А в дверном проеме уже возникла тень полицейского… Не долго думая, я накинул этот плащ себе на плечи и затаился в углу.

— Джефри, иди сюда, — тихо произнес один из полицейских, — Посмотри: здесь что-то есть.

Я обомлел. Не ужели этот плащ невидимости не действует на меня?! Эх, не стоило мне в молодости увлекаться стрельбой из револьвера, ведь магия и технология не совместимы.

— Тут что-то типа погреба. Наверное, стоит взглянуть, — продолжил полицейский.

Мое затихшее сердце вновь забилось. В комнату вошел второй полицейский, рядом с ним на поводке шла собака. Я же тихо, практически не дыша, сидел в противоположном углу. В окно комнаты падал лунный свет, в лавке стояла гробовая тишина, лишь изредка между собой тихо переговаривались полицейские. Внезапно собака дико залаяла. Я чуть не вскрикнул от испуга. Эта бестия лаяла в мою сторону.

— Что такое, Смоуки? Что там? — второй полицейский смотрел то на собаку, то в «мой» угол.

Теперь собака выла и тянула хозяина за собой, по направлению ко мне. «Вот она развязка», — подумал я.

— Успокойся, здесь никого нет, — он посветил масляной лампой в угол, — Тише, Смоуки, тише.

— Джефри, выведи Смоуки отсюда, кажется, он напуган и сегодня будет бесполезен, — произнес первый полицейский, — Знаешь, все эти россказни о черной магии и ужасных ритуалах, которые проводили Скаллеры… Бррр! Я сейчас и сам завою от страха.

Полицейский с собакой вышел из комнаты. Другой обнажил шпагу, взял лампу и храбро полез в «погреб». «М-да, картофеля ты там не найдешь…», — с сарказмом подумал я.

Крадучись я покинул комнату. В фойе стоял еще один полицейский, он что-то внимательно искал на полу, посему я беспрепятственно прокрался мимо него и покинул лавку. Через час я был дома.

Трудно поверить, но в тот день магия спасла мне жизнь. А если еще сказать по факту, в тот день я стал вором. Плащ ведь был украден, поэтому эту улику нужно было уничтожить. Я бросил его в ванну, облил керосином и поджег. О-па, какая неудача! У меня получился небольшой «фейерверк», отчего все стены в ванной комнате покрылись сажей. И эту опасную вещицу я одевал на себя! При взрыве что-то «выстрельнуло» из ванной и упало на пол. Это оказалось кольцо, по-видимому, ранее оно лежало в кармане плаща. Тогда это кольцо показалась мне ничем не примечательным, и я выбросил его в мусорную корзину для бумаг.

Помыться и привести себя в порядок в ту ночь мне было уже не суждено, поэтому я решил сразу же заняться книгой. Тот же кожаный переплет, те же загадочные руны — определенно это та самая книга, что хотел передать мне загадочный нищий. Я полистал страницы, испещренные непонятными письменами, и сделал вывод, что ничего не смыслю в древних рукописях. Однако я заметил, что один лист был вырван из книги. «Загадки, сплошные загадки», — заключил я и решил отойти ко сну.

Естественно на утро я был вне себя от ощущения причастности к Тайне, и за завтраком бегал из угла в угол. «Стоит зайти в университет и найти пресловутого Люция. Возможно, он что-то знает», — решил я. Чуть позже, сидя в кресле парикмахера (он приводил меня в порядок после вчерашнего), я постоянно ерзал от предвкушения Тайны.

Этого Люция опять не было на месте. Однако в этот раз мне сказали, что сей господин сейчас на археологических раскопках. Сегодня, как только он приедет, то сразу же от железнодорожной станции пойдет обедать в таверну «У Гранта». Одна нога здесь, другая там — и я уже в таверне пью чай и жду археолога.

Время шло, а Люция все не шел обедать. Не помню, сколько чашек «Серого Графа» я тогда выпил, но когда я уже собрался уходить, в таверну вошла Она…

Прелестное дитя людей и народа эльфов. Вьющиеся блестящие, как утренняя роса на листьях, волосы, стройный стан божественной эльфийской красавицы, изящные руки, словно манящие к себе… Но главное прекрасные раскосые серо-зеленые глаза, напоминающие два девственных горных озера, в которые так и хочется погрузиться усталому кочевнику из безводной пустыни. Что мы без любви? Путники, бесцельно бредущие по пустошам жизни.

Чудеснее всего было то, что Она первая заговорила со мной.

— Приветствую вас, сэр. А вы случайно не тот господин, что сегодня спрашивал меня в университете?

— Я? Э… я, — кажется, дар речи был потерян на веки.

— Ах, извините. Кажется, я ошиблась.

— Э… Нет, то есть да… то есть опять нет, — я не мог прийти в себя, но все же собрался, — Десмонт Брустер, к вашим услугам, мадам. Мой ответ «да», это я интересовался вашей персоной.

— Позвольте узнать, почему вдруг такой интерес, сэр? — кокетливо спросила эльфийка.

— М… Я, конечно, весьма рад нашей встрече, но не сочтите это за оскорбление, мадам. Ни один тарантийский денди, ни один щеголь во всем Арканум не может сравниться с вами… господин Люций.

Девушка рассмеялась. Ее смех переливался, как ручей в чудесном Мерцающем Лесу. Я воодушевился — как никак, моя шутка произвела впечатление на красавицу.

— Ах, нет! Ну, что вы! Люций — это мой отец, а я Люсианна, Люсианна Нельсон. Приятно познакомится, сэр, — она подала мне руку, которую я тут же поцеловал, — Мой отец — эльф из Кинтарры. Вообще-то его настоящее имя Л’юрен Н’Тау, а Люций Нельсон он использует для того, чтобы его друзьям не нужно было учить эльфийский язык. Я, должно быть, заболтала вас, сэр?

— О, нет! Пожалуйста, продолжайте. У вас должно быть интересная генеалогия…

— «Люций» известен среди археологов Арканум, а я занимаюсь общей с отцом проблематикой, поэтому нас часто путают. Люсианна и Люций — созвучные имена. Вы, сэр, имеете ко мне дело по моей специальности, не так ли?

Благодарю Фортуну за эту встречу! Загадочное убийство нищего, ужасные катакомбы Скаллеров, сильнейшее нервное напряжение — и после всего этого такое чудесное знакомство. В тот момент я забыл обо всех тайнах, мне даже не хотелось расспрашивать Люсианну ни о книге, ни о кольце. Мне просто хотелось слушать Ее, любоваться Ею… Благодарю Фортуну!

Не люблю я эти истории о любви… Хмф! — фыркнул Инек — Может, лучше расскажешь нам о кольце?

— А мне бы хотелось узнать подробности о Люсианне, — несколько мечтательно произнес Ходжкин.

— Неужели, какие-то эльфы, спустившиеся со своих деревьев, могут быть интересней истории древнего кольца дварфов! Вообще, мне кажется, Ходжкин, ты в свои 76 лет слишком глуп для дварфа: не понимаешь ценности металла и камня, величия нашей истории… Десмонт, а нельзя ли пропустить эту часть?

— Хорошо я попытаюсь рассказать покороче, но и так, чтобы не обидеть нашего «юного» друга, — подмигнув Ходжкину, ответил Десмонт.

Надо ли говорить, что через пять минут общения с прекрасной Люсианной я забыл обо всех моих приключениях. Кажется, и мою чудесную новую знакомую уже мало интересовала цель моей встречи с ней. Я проводил ее от таверны Гранта до университета, всю дорогу мы беседовали на всевозможные темы: современная поэзия, живопись Писарро, моя работа репортером в «Тарантийце», эльфийская история, развитие технологии.

Позже мы долго гуляли по вечернему Таранту… Потом естественно, я, как истинный джентльмен, проводил Люсианну до дома.

— Милая Люси, мне доставило большую радость общение с вами! Я бы хотел еще раз увидеть вас. Если можно, то завтра, — я взял ее за руку, — Прошу вас.

— Я бы с радостью, Десмонт, но у меня есть неотложные дела…

— О, пожалуйста, мадам, не отказывайте мне!

— Я не могу. Знаете… есть одна вещь, которая мешает нашей встрече, — печально произнесла она.

О, да, я знаком с таким тоном и этими «вещами»! Обычно эта «вещь» — ревнивый супруг прекрасной леди. В тот момент я ощутил невыносимую скорбь: мне было больно оттого, что я должен навсегда расстаться с Люсианной. Я решился на отчаянный шаг: резко и неожиданно для Люси я поцеловал ее в губы.

Звонкая пощечина была ответом на мою наглость.

— Вы бессовестный хам, мистер Брустер! Я не желаю вас больше видеть!

Я не успел опомниться, как Люсианна вбежала в дом и закрыла за собой дверь.

Стоит ли распространяться о том, как я был подавлен… Таверна Калеба Мэллоя стала моим убежищем от горя. По дороге к ней я проходил мимо места гибели странного нищего. В тот момент меня угнетала мыль о тщетности человеческих усилий и ничтожности мечтаний. Не помню, как в ту ночь я оказался дома…

Ближе к полудню меня разбудил дворник полуорк, убирающий наш внутренний двор.

— Эй, мистер Би! Проснитесь там уже! — кричал он.

— Ум… у меня голова болит. Что нужно? — слабым голосом произнес я, — Что еще такое?

— К вам тут пришли.

— Ну, так впусти их! У тебя же есть ключ. Черт… — с этими словами я рухнул на подушку и завернулся в одеяло, как мумия.

Шаги по лестнице двоих людей адским громыханием отдавались в мозгу, потом дверь в мою комнату распахнулась.

— Вот они. Симпатичная леди не может к вам попасть. Гы! — сказал дворник и быстро удалился.

— Ну, что такое? Никаких личных встреч! Глупые озабоченные поклонницы… — я даже не обернулся лицом к двери.

— Нахальное поведение, пьянство, разврат… Что еще? Я знала, что многие литераторы аморальные личности, — спокойно произнес женский голос.

«О, боги, это был Ее голос!», — в моем сознании наступило просветление. Долго, да и не к чему, описывать то, как я метался по комнате, пытаясь привести себя в более-менее приличный вид. Все это время Люсианна молча и с серьезным видом стояла посреди комнаты.

«Простите. Мое поведение было недопустимым и, откровенно говоря, ужасным. Я бы хотел…», — я начал извинятся, но был прерван. Люси погрозила пальчиком, выдержала паузу и после этого заговорила.

— Меня совершенно не интересуют ваши извинения. Вы, очевидно, всегда подобным образом оправдываетесь перед порядочными девушками, отказавшим вам в близости. Я к вам по другому вопросу. Сегодня утром Гвидо, мой ассистент в университете, рассказал о цели вашего визита. Хм… о другой цели. Я знаю, вы интересовались одной древней книгой, случайно попавшей ко мне. Почему?

— Мне было просто любопытно.

— Очевидно, это то же самое любопытство, заставляющее мужчин лезть в постель невинных девушек. Я права?

Мне стало невероятно стыдно за мой вчерашний поступок, кровь прилила к лицу. Потупив глаза, я стал молча слушать Люсианну.

— Эта книга — дневник Лорека Отверженного, реликвия народа, известного, как дэгары. Не вдаваясь в подробности, отмечу, что этот малочисленный народ в древности откололся от кланов дварфов. Их культура была своеобразна. Например, они верили в первозданную красоту хаоса и отрицали всех богов, в том числе Альбериха и Велориена. Прохвост Гвидо продал эту книгу Скаллерам. Мне бы хотелось вернуть ее назад.

Я без лишних слов достал из шкафа книгу и отдал ее Люсианне.

— Благодарю. Кстати, это подтверждает то, что вы тот самый «мясник», о котором трубят все газетчики. То вы избиваете до смерти владельца книги, теперь устраиваете резню в лавке торговцев. Кто следующий, мистер маньяк?

— Я… поверьте мне… я не убийца, — я был рассеян и не знал, что ответить.

— Успокойтесь. Вы слишком изысканны, чтобы так часто пачкаться чьей-то кровью, — она чуть заметно улыбнулась, — Видимо, нам больше не о чем говорить. Прощайте, мистер литератор.

Она, держа книгу в руках, отправилась по направлению к двери. Мне хотелось удержать ее. Мой мозг «включился» на полную: шестеренки закрутились, заработали передачи.

— Постойте, у меня есть еще кольцо! — выпалил я.

— Что за кольцо? Неужели это оно?! — она с горящими глазами повернулась ко мне.

— Кольцо с красным камнем. Оно должно быть где-то здесь… Черт, да где же оно?! — я засуетился, — Я же выбросил его в ведро.

Я мгновенно разворошил мусорную корзину и достал его. Довольный на коленях и с кольцом в руке, словно делая предложение, я стоял перед Люси. Что не сделаешь ради внимания такой женщины!

— А! Что это там в проходе?! Альберих, помоги нам! — внезапно прервав рассказ Десмонта, вскричал Ходжкин.

Нечто огромное заслонило проход в шахту, перекрыв доступ света. В шахте опустился полумрак, теперь лишь лампы излучали слабый свет. Все затаились, спрятавшись за столом.

— Тихо, — в темноте прошептал Инек, настороженно держащий наготове в руке кирку, — Кажется, эта тварь идет к нам…

— Похоже, это тролль, — испуганно прошептал Ходжкин.

Нечто застонало, а потом… громко чихнуло.

— Апчхи! Уф! Моя не знать, что у вашей столько много поклажи, а то моя бы не пошел с вами.

— Успокойтесь, это всего лишь наш носильщик Богар, — Десмонт вышел из укрытия.

Богар действительно не походил на тролля, это был обычный здоровяк полуогр, коих полно в крупных городах Арканум.

— Так ты что, еще и целую толпу ученых за собой привел? — с недовольным тоном Инек спросил Десмонта.

— Вовсе нет. Мы, то есть я, Люси и Богар, сели на поезд, идущий из Таранта в Эшбери. На пол пути мы высадились и проделали весь остальной путь пешком. Если бы не Богар, мы бы отдали богам наши души. Наш багаж просто невероятно тяжелый. Думаю, Люси собрала в него всю косметику и разные дамские принадлежности со всего Арканум.

— Как бы не так! Мало того, что я взяла этого нахального денди в поездку, так он еще собрал в багаж всякую ерунду: смокинги, парфюм, табак и годовой запас чая, — с упреком произнес женский голос, — Бросил меня и Богара, и побежал вперед к своим «тайнам». Я, конечно, как и положено истиной леди, терпелива, но его выходки на протяжении всего путешествия за гранью моего терпения.

В проходе в шахту стояла красивая женщина, одетая в легкую кожаную куртку и обтягивающие брюки, на поясе у нее весел приличных размеров кинжал.

— Давайте я помогу с багажом, — Ходжкин с заинтересованным видом подошел к женщине.

— Позвольте представить: несравненная миссис Люсианна Нельсон — один из ведущих археологов университета Таранта, — торжественно произнес Десмонт.

Ходжкин схватил какой-то тюк и потащил его внутрь шахты, и все, следуя его примеру, стали потихоньку перетаскивать багаж. Десмонт же устроился снаружи шахты и, раскурив папироску, стал наблюдать, как остальные работают. Позже все собрались снаружи шахты, развели костер и устроились вокруг него. Дварф Ходжкин стал заниматься приготовлением какой-то похлебки в котелке. Естественно, все, как и положено по этикету, были представлены друг другу Брустером. Вечерело.

— Мне бы хотелось узнать о кольце. Не мог бы ты продолжить, Десмонт? — спросил Инек Армстронг.

— Да, конечно. И вот я стоял на коленях перед прекрасной Люси…

— О, сколько вам, наверное, пришлось выслушать чепухи от этого болтуна! — Люсианна бесцеремонно перебила Брустера, — Лучше послушайте, Инек, как все на самом деле было.

Итак, Десмонт отдал мне книгу и кольцо и рассказал со всеми мельчайшими подробностями о том, каких бед ему пришлось натерпеться. Десмонт почти умолял меня рассказать о дэгарах, книге и кольце.

Кому, как ни вам, знать о клановых войнах и Лореке Отверженном. Но мало кто даже среди дварфов знает о его тайном замысле. Лорек рвался к власти любыми способами, для этого он даже вошел в контакт с некими загадочными потусторонними сущностями известными в рукописях эльфов как «Великие Древние». Мало что известно об этих существах, считается, что они являются остатками могущественной доисторической цивилизации. Лорек с их помощью хотел получить власть над порталом хаоса — могущественным местом неясного происхождения. Он желал подчинить кланы дварфов и весь Арканум с помощью мощи портала, но был повержен задолго до того, как получил доступ к этому месту силы.

Лорек вел дневник, который впоследствии стал священной книгой для его уцелевших последователей. Они известны как дэгары или же по аналогии с легендами о темных эльфах — темные дварфы. Однако в отличие от эльфов, это была малочисленная группа; сомневаюсь, что кто-то из них сейчас жив.

Книга убитого «нищего» — это и есть дневник Лорека. Замечу, что это первый экземпляр, который попал в руки ученых. Мистер Брайан Джеферсон, покойный владелец книги, в свое время был успешным бизнесменом и собирателем древностей, его даже сравнивали с известным коллекционером древних рукописей мистером Миском. Около десяти лет мистер Джеферсон по неизвестным причинам сошел с ума, бросил дом и богатство и отправился в странствия по всему Арканум.

Итак, я получила книгу от Десмонта, но в ней был вырван один лист. А ведь именно на нем была изображена карта — ключ к исследованию культуры загадочного народа дэгаров. Хорошо, что перед продажей книги Скаллерам ловкачом Гвидо я дала на время книгу одному из географов университета Таранта. Этот человек обладает удивительной памятью, поэтому ему не составило труда в мельчайших подробностях воспроизвести карту из дневника.

Бросив все текущие дела в Таранте, я решила отправиться в эту местность на окраине Серых Гор. Естественно Десмонт не упустил шанса совершить «променад». Он буквально на коленях умолял меня взять его с собой.

Я наняла носильщика, и мы в втроем сели на поезд до Эшбери… Хотя Десмонт видимо вам это уже рассказал.

— И вот мы здесь, Инек.

— Ваше повествование занимает значительно меньше времени, нежели рассказы Десмонта. Хе-хе, — с усмешкой произнес Инек, — Однако уже поздно и пора спать. Завтра вернутся из шахты мои ребята, так что не пугайтесь шума с утра. Завтра же и обсудим наши общие дела. Утро вечера мудренее. Спокойной ночи.

На землю опустилась непроглядная тьма. Все легли спать: Инек зашел внутрь шахты и лег спать там, Ходжкин расположился снаружи у костра, Люсианна легла в своей палатке, Богар устроился у ее входа, Десмонт же так и не смог разбить свою палатку, поэтому лег около костра, бросив сюртук на землю, как простынь. Ночь была на удивление тихой.

Светало. Утро повеяло своим холодом на путешественников. Десмонт, лежащий на земле у давно потухшего костра, поежился.

— Эй, вставайте! Нужна ваша помощь, — кричал Ходжкин.

Их шахты вышел Инек, за ним шло двое других дварфов, которые несли на плечах обессилившего третьего. Десмонт Брустер осмотрел их. Дварф слева был невысок, крепок телосложением, даже немного толстоват, его темные волосы и борода были заплетены во множество косичек. Тот, что в центре был явно болен — глаза его были закрыты, ноги еле волочились по земле, он был похож на первого дварфа — тоже чуть полный, со множеством косичек и украшений. Видимо они были родными братьями. Третий дварф походил на старика. Однако Десмонт не успел его хорошенько рассмотреть.

— Положите его здесь, я осмотрю его, — скомандовала Люси, — Что с ним случилось?

— Пауки, мы случайно натолкнулись на их логово. Один из них укусил Тармена в ногу. Это произошло около часа назад, — ответил первый дварф.

Тармена уложили на землю, все кроме Брустера и третьего дварфа засуетились вокруг него. Несчастного дварфа можно было принять за труп, если бы он не начал стонать. Люсианна разрезала его кожаную штанину и обнажила рану — она была чуть-чуть покрыта зеленым ядом и немного кровоточила. Люси достала из кармана кожаной куртки маленький флакончик и насильно влила его содержимое в рот больному.

— Дайте ему часа покоя. Думаю, если противоядие подействует, то он придет в норму. Тем не менее, его нужно будет доставить в ближайший город, например, в Стоячие Воды.

Все собрались у потухшего костра. Только пожилой дварф устроился около входа в шахту. Десмонт решил внимательно его осмотреть: дварф был необычайно худ и имел горб, его кожа была бледной и чрезвычайно сморщенной, со своими очень редкими седыми волосами, он походил на старую орковскую ведьму, его борода была заплетена в одну тоненькую косичку, украшений на нем не было. Но больше всего Десмонта Брустера поразили его глаза. Кажется, дварф смотрел как бы сквозь пространство, но потом, уловив взгляд Десмонта, он сфокусировался на нем. Желтые белки со множеством мелких сосудиков, красноватая выцветшая радужная оболочка, узкие от света утреннего солнца зрачки — все это наводило ужас.

«Природа итак обделила дварфов красотой, но этот же просто настоящий урод. Хотя, возможно, просто с возрастом они становятся страшнее…», — подумал Десмонт Брустер и решил больше не обращать внимание на странного старого дварфа.

Все сели у потухшего костра. Стояла тишина. Тармен лежал неподвижно, лишь изредка тихо постанывая.

— Варвен, ты не забыл в шахте нашу фамильную кирку, — Тармен внезапно открыл глаза, приподняв голову, он обратился к своему брату, — Ты прекрасно знаешь нашего дедушку, и что он может с нами сделать из-за своей любимой кирки.

— Слава Альбериху! — взмолился брат больного Варвен.

После часа тяжелого молчания все наконец-то смогли спокойно выдохнуть.

— А кто все эти люди? — Тармен все еще был несколько дезориентирован.

— Тармен, это наши новые «компаньоны», — Инек указывал ладонью на своих недавних знакомых, — Этот молодой господин — Десмонт Брустер, этот крепыш — их носильщик Богар, а эта прекрасная леди — твоя спасительница Люсианна Нельсон.

Все еще слабый Тармен попытался подняться на локти, чтобы взглянуть на Люси, но, тяжело застонав, рухнул на землю.

— Вам нужен покой, — Люсианна наклонилась к больному, — Как я и предполагала, ваши ноги парализованы. Не беспокойтесь, хотя яд довольно сильный, но через две — три недели вы придете в норму. Лучше вам побыть вдали от этого места. Я думаю, что нужно доставить вас в Тихие Воды.

— Тогда чего же мы ждем?! — произнес Варвен.

— Нет, путешествие большой группой с привалами займет слишком много времени, и может случиться так, что больной умрет на полпути к городу. Думаю, нужно снарядить Богара так, чтобы он донес Тармена до города с минимумом остановок.

— Моя согласен. Моя бояться пауков, даже самых маленьких. Моя хотеть уйти, — полуогр Богар подтвердил свою готовность киванием.

Богару надели большой кожаный рюкзак на плечи, в нижней части рюкзака проделали два отверстия для ног и поместили в него больного Тармена. Все это смотрелось несколько комично: большой лысый «отец» несет за спиной своего маленького бородатого «малыша». Десмонт даже слегка улыбнулся, наблюдая за приготовлениями к путешествию.

На последок Инек Армстронг дал напутствие: «Тармен, помни о древней шахтерской тропе, идущей параллельно Серым Горам. Не забывай указывать дорогу Богару… и молись Альбериху».

После этих слов полуогр, очевидно сильно напуганный рассказами у пауках в шахте, понесся со всех ног.

«И зачем Тарантийцы строят поезда и железные дороги, когда у них есть такие скороходы», — подумал Инек.

Дварф вошел внутрь шахты и все оставшиеся искатели приключений последовали за ним.

— Ну, друзья, думаю, нам есть, что обсудить — Инек жестом предложил сесть.

— Инек, ты совершенно прав. Я, то есть мы с Десмонтом, хотели бы провести исследования в вашей шахте. Уверяю, мы не помешаем вашей работе, — закончив фразу, Люси очаровательно улыбнулась.

— Хм… а ведь еще вчера я планировал с утра выгнать вас. Я разрешал вам заночевать, так как не хотел подвергнуть вас опасности, отправляя в ночное путешествие.

— Что же изменилось?

— Ну, э… дварфы не умеют говорить благодарности. За то, что вы спасли моего товарища, я разрешу заниматься вашими исследованиями.

— Инек, я не уверен… — хотел что-то сказать старый дварф, но был бесцеремонно прерван.

— Вот и отлично! Вперед к тайнам! — до этого сидевший молча Десмонт даже подпрыгнул на своем стуле.

— Подожди, Десмонт… А как ты нашел это место, Инек?

— Ну, это не такая интересная история, как ваша…

Я был в гостях у своих дальних родственников в королевском клане, после чего решил отправиться в свой родной клан на севере гор Каменная Стена. По дороге я решил навестить своего старого друга кузнеца в Тихих Водах (мы всегда с ним спорим об оружии).

И вот в местной таверне я встретил соплеменника. Это был пожилой дварф по имени Надан Грейхэрс. Он угостил меня пивом и предложил совместное предприятие. Он выкупил у Промышленного Совета Таранта права на заброшенную шахту на севере Серых Гор.

Надан сказал, что в этой шахте полным-полно драгоценных камней. По его словам, ему было нужно много рудокопов, но сначала хватит пяти — шести рабочих. Долгими уговорами он заставил меня принять его предложение и отправится в королевский клан за наймом дополнительных рабочих. Я сумел нанять только двух братьев Тармена и Варвена Обсидиан, т. к. все рудокопы были заняты какой-то работой в местной шахте Драга.

Когда я вместе с ними вновь прибыл в Тихие Воды, то обнаружил, что Надан нанял молодого дварфа из Каладона по имени Ходжкин Редбирд.

И вот мы все вместе, то есть я, братья Тармен и Варвен, Надан и Ходжкин, отправились на работу в эту шахту.

— Мы здесь уже несколько дней, но пока ни одного драгоценного камня не нашли. Может быть, ты нас обманул, Надан? — Инек обратился к пожилому седому дварфу.

— Инек, ты пытаешься назвать меня лжецом? — тихо произнес Надан.

— Конечно, нет, Надан. Дварфы не склонны ко лжи, и тем более мы не лжем соплеменникам.

— Инек, разрешите вмешаться? — эльфийка перебила дварфов, — Я конечно не криптозоолог, но боюсь, вы потревожили паучье гнездо. Теперь эти твари не дадут нам спокойно ни работать, ни заниматься исследованиями. Думаю, их нужно уничтожить.

— Ты совершенно права, Люси. Пока мы тут болтаем, пауки расползутся по всем тоннелям. Нельзя медлить!

Все очень резво начали подготавливаться к налету на гнездо ядовитых пауков. Варвен Обсидиан уже видимо достал где-то боевую секиру и поигрывал ею в руках, Инек взял как оружие шахтерскую кирку а также извлек из одного из своих мешков несколько связок динамита, Десмонт Брустер чистил шелковым платком свой любимый револьвер, а Люси надела пояс с метательными ножами, также она вооружилась кинжалом, только пожилой дварф Надан не взял никакого оружия и просто спокойно ждал остальных у входа в тоннели шахты. Предстояла грандиозная заварушка…

Варвену видимо больше всех хотелось поквитаться с пауками за брата, поэтому он вошел в тоннели самым первым, держа в руках факел; к тому же дварф очевидно лучше всех знал дорогу к логову мерзких тварей. Путешественники около двадцати минут плутали по вереницам подземных ходов шахты. Все это были обычные шахтерские тоннели народа дварфов: каменные немного сырые стены, подгнившие деревянные опоры, то тут, то там валялись остатки шахтерского оборудования.

Но вот Варвен остановился и указал светом факела на темный проход, а потом тихо произнес: «Это логово пауков. Здесь была каменная кладка, но мы ее сломали, пытаясь найти месторождение. Давайте двигаться молча». Дварф приложил палец кгубам и с подозрением посмотрел на Десмонта Брустера.

— Варвен, лучше затушить факелы, — еле слышно сказала Люсианна, — и я пойду впереди.

Она что-то достала из кармана, потом потерла этот предмет рукой и, кажется, что-то прошептала. В тоннеле разлился слабый синеватый свет — в руках Люси горела магическая сфера. Все затушили свои факелы и молча стали красться за Люсианной.

Через пять минут путешественники вошли вслед за Люси в большую темную залу. Тусклый свет сферы не позволял в подробностях разглядеть это помещение, однако Брустер различил кое-какие детали. Кажется, полоток, судя по всему, был очень высоким, все стены залы были выложены чем-то похожим на мрамор, в четырех углах чернели колоны, посреди помещения находился какой-то алтарь. Десмонт решил поближе рассмотреть его. Под ногами что-то захрустело… Десмонт Брустер достал из заплечного рюкзака миниатюрную электролампу и включил ее, наклонился и поднял что-то с пола.

— Посмотрите, это скорлупа. Фу, какая мерзость! — почти прокричал он.

— Заткнись и потуши свет ты, безмозглый иди… — Люси хотела было выругаться, но внезапно затихла.

Магическая сфера упала из ее рук на пол и с шумом разбилась. В зале воцарились две сестры, владычицы всех мрачных подземелий — кромешная тьма и гробовая тишина…

— Ай, что-то меня щекотит! — тишину нарушил Ходжкин.

Вдруг раздался какой-то треск, а потом из центра залы начал разливаться свет. Десмонт увидел Инека, стоящего верхом на алтаре, в его руках была связка динамита с горящими фитилями. За спиной дварфа на стене плясали какие-то страшные тени…

— Они здесь повсюду! Следите за потолком! Бегите ко мне! — выкрикнул он.

Брустер хотел со всех ног рвануть к Инеку, но почему-то не смог этого сделать. Вместо этого он заметил, что его шаги как бы тают в воздухе, а сам он поднимается к потолку. Он посмотрел наверх и, о, ужас… огромный паук, налепив ему на спину паутину, поднимал его к потолку залы. В этой экстремальной ситуации Десмонт на удивление быстро сориентировался: он вынул из кобуры револьвер и всадил все шесть пуль в спину отвратительной твари. Кажется, сначала это не возымело никакого действия на паука, но потом он перестал ползти по паутине вверх, обмяк и с огромным шумом упал на землю. Упавшее огромное насекомое придавило собой Брустера. Видимо Десмонт получил черепно-мозговую травму, отчего потерял сознание. Последнее, что он увидел: Люси пытается вытащить его из-под трупа насекомого…

Десмонт не хотел открывать глаза, все его тело ныло от ушибов, голова словно трещала по швам. Через силу он открыл глаза. Он лежал на земле в какой-то коморке, перед ним была старая деревянная дверь, заваленная бочками и каким-то хламом.

— Очнулся? — к Десмонту подошел Инек, — Люси еле вытащила тебя из-под дохлой твари. Зря ты тогда разбудил их…

— Все ли живы?

— К сожалению, я не знаю, Десмонт…

Пока Люси спасала тебя, Варвен прикрывал вас от атак пауков. Он храбро сражался, отгоняя своей секирой этих тварей. Я точно видел, как он убил четверых огромных пауков. Но потом пятый из них вонзил свои жвалы ему в плечо и утащил бедного Варвена куда-то во тьму тоннелей. Несчастный Варвен… Надеюсь, Альберих уготовил ему лучшее место на своем пиру.

Видя все это, я спрыгнул с алтаря и начал отчаянно пробиваться к вам. Один паук пытался схватить меня, но я вонзил ему в голову кирку и не смог ее вытащить. Безоружный, с горящим динамитом в руке я сумел добежать до тебя и Люси. К этому времени она уже смогла вытащить тебя из-под туши монстра. Как она была прекрасно в своей ярости во время боя! Несколько пауков лежали у ее ног с торчащими из их голов метательными кинжалами.

На мгновение мне показалось, что пауки ослабили свой натиск, но потом я понял их план: они готовили наступление со всех сторон. От фитиля динамита я зажег два факела, один отдал Люси и приказал тащить тебя к выходу из залы. Сам же я пятился спиной по направлению к выходу и отпугивал тварей светом факела. И вот, когда мы покинули залу, я задержался в проходе, а потом бросил динамит (у которого к тому времени почти догорел фитиль) в помещение и побежал прочь. Прогремел сильный взрыв, который, судя по всему, обрушил потолок залы на головы всех этих отвратительных пауков.

— Потом мы решили укрыться в этом старом чулане для инструмента, — закончил Инек.

— А где же Люси? — Десмонт приподнялся на локтях и осмотрел коморку.

Люси лежала в углу на боку, скрючившись от боли, и слегка подрагивала ногами, она не издавала ни единого звука.

— Ее пару раз укусили… Придя сюда, она выпила противоядие и сказала, чтобы мы ее не тревожили хотя бы пол часа, — пояснил дварф.

— А где тот старый дварф? Кажется, его звали Надан.

— Я не знаю. Видимо, пауки утащили его, как и бедного Варвена.

— Что нам теперь делать, Инек?

— Сидеть и ждать. Я не знаю, все ли пауки погибли. Может быть, они ждут нас за этой дверью или хотят выломать ее и пробиться сюда. Как только Люси придет в себя, я планирую сходить на разведку.

В этот момент за дверью раздался какой-то шум…

Продолжение следует… Может быть. В следующей жизни (прим. редакции).

Добавить комментарий

Таких картинок в Arcanum не увидишь! Если присмотреться...

arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-

Справка: Что такое фанфик?

дварфы Арканум

Информация к размышлению, так сказать… Решил «спросить» у Яндекс об этом понятии, и вот что у меня получилось (прим. гл. ред., с Форума):

Словарь Google:

Фанфик (fan-fiction, fanfiction, fanfic) — произведение с героями и/или элементами действия, взятыми напрокат из чужих произведений; как правило, фанфики создаются на основе книг, кинофильмов или сериалов (в нашем случае компьютерной игры. Прим. ред.).

Материал из Википедии — свободной энциклопедии:

Фанфик (также фэнфик; от англ. fan — поклонник и fiction — вымысел, выдумка, чтиво) — разновидность творчества фэнов (поклонников популярных произведений искусства), производное литературное произведение, основанное на каком-либо оригинальном произведении (как правило, литературном или кинематографическом), использующее его идеи сюжета и (или) персонажей. Фанфик может представлять собой продолжение, предысторию, пародию, «альтернативную вселенную», кроссовер («переплетение» нескольких произведений), и так далее.

Творческие и коммерческие перспективы

Написание и опубликование фанфиков, известное под названием фэнфикшен (фанфикшен; от англ. Fan fiction — фэнская литература) может рассматриваться, в зависимости от законодательства страны, в качестве нарушения авторских прав создателей оригинальных произведений, что ограничивает коммерческую ценность такого рода творчества. Именно поэтому подавляющее большинство подобных произведений создаются просто для забавы (или вообще ради шутки), редко доходя до «настоящей» публикации в серьёзном издательстве.

С другой стороны, некоторые публикующиеся современные российские писатели-фантасты (Ник Перумов, Кирилл Еськов, Татьяна Матвеева, Леонид Каганов, и др.) сначала приобрели достаточно широкую известность именно в качестве создателей фанфиков, и лишь затем начали широко демонстрировать плоды независимого полёта авторской художественной фантазии.

Смежные жанры

По мере роста фэнских возможностей, вызванного общим техническим прогрессом, качественные фанфики постепенно перестают ограничивать себя рамками одного только литературного творчества. Известен, например, короткометражный фильм «Star Wars: Revelations», снятый Panic Struck Productions на высоком техническом уровне по мотивам сюжета «Звёздных Войн» — это видеофанфик.

Другим видом фэнского творчества, напоминающим фэнфикшен, является фан-арт — рисование изображений по мотивам популярной живописи или мультипликации, создание новых художественных образов полюбившихся персонажей.

Обратная связь

Заполните корректно все поля формы ниже.

Концепт Арт Арканум

Про регистрацию

Регистрация на Сайте и на Форуме — разные. Это два РАЗНЫХ аккаунта! Если Вы зашли только пообщаться — проходите сразу на Форум, регистрация на сайте Вам не нужна.
Регистрация нужна только в том случае, если Вы планируете самостоятельно разместить на этом сайте какой-либо материал: фанфик, роман, повесть и т. д.

Читать далее