Arcanum: Of Steamworks and Magick Obscura
Вторник 19 октября 2021
rubeenfrdeesuk

Библиотека Таранта: фантазии и Фэнтези Читальный зал: все книги Арканум

Вступление к циклу рассказов

Серое небо, с него не переставая, падает дождь. Под ним на холодном, разбитом тротуаре улицы лежит человек. Его лицо бледно как выцветшее полотно, дыхание почти прекратилось, глаза медленно стекленеют, становясь похожими на глаза покойника. Он умирает, но его убивает не болезнь, не рана, полученная в схватке, его убивает осознание того, что он один во вселенной.

Война, начатая Китаем и США испепелила мир. Неизвестно какая из сторон первой запустила свои ядерные заряды и отворила двери апокалипсиса, но ей вторили оставшаяся страны в надежде сжечь ядерным огнём агрессоров и в новом будущем занять ведущую роль. Но люди отдавшие приказ о запуске ракет просчитались — в той войне не осталось не победителей не побеждённых, все пали, под ядерными взрывами оставляя после себя нечёткие тени на земле. Эта война затронула и небольшой город, находящийся на восточном побережье США.

Перед началом бомбёжки он спустился в подвал своего дома, не зная, что это решение спасёт его жизнь. Когда начался апокалипсис, его оглушила, ударив по голове одна из балок подвала упавшая от ударной волны. Прейдя в себя, он обнаружил, что его жилище спасло ему жизнь, погребя под своими остатками и защитив от взрывной волны и ядерного огня сжигавшего всё живое на своём пути. Выбравшись из-под развалин своего дома он увидел ужасающие развалины своего родного города… Неужели мировые сверхдержавы всё-таки решили прибегнуть к самому страшному оружию, чтобы завершить войну начатую ими? Выживший медленно брёл по опустевши руинам. Он не понимал ночь сейчас или день — небо было затянуто тяжёлыми чёрными тучами, не пропускавшими свет. Вокруг себя он замечал обгорелые трупы и фрагменты людей, иногда ему попадались грязные кошки и собаки, но кроме них иных живых существ он не видел. Город словно погрузился во тьму и выживший бессознательно блуждал в ней, стараясь найти хоть одного живого человека. Долгие недели он блуждал по городу, став одной из теней накрывших его мир.

Он обошёл несколько раз весь город, побывал во всех его концах, но так и не смог найти ещё выживших, блуждающих во тьме подобно ему. Своими поисками он был утомлён физически и духовно — неужели он остался один, неужели он последний в этом мире объятым тьмой. Выживший шёл по улице разрушенной бомбардировкой, еле переставляя ноги под радиоактивным дождем, от которого он уже не прятался и не защищался, стараясь получить как можно меньше дозы облучения. Он шёл всё медленнее — отчаяние, усталость и боль от облучения подтачивали его силы. Пройдя еще пару метров выживший упал на колени, а затем рухнул на спину.

Капли дождя подобно слёзам горя и отчаяния, что текли из его ныне остекленевших глаз, протекают по его лицу. Боль затуманивает разум, оставляя лишь мысли об одиночестве и желание скорейшей смерти. Он лежит под дождём уже несколько часов, ему кажется, что смерть уже скоро накроет его своим серым саваном… Но из тьмы забвения его вырывает сначала слабый, а затем усиливающийся тёплый южный ветер. Чувствуя тепло на своём лице, он ощущает, как тьма вокруг него исчезает, и её место занимает тёплый дневной свет. Медленно открыв глаза, выживший видит, как дождь прекращается, и чёрные тучи прогоняет ветер. Со стороны его ног подымается солнце, наполняя окружающий мир светом и слепя глаза выжившего привыкшие к темноте. Вместе с этим светом в нём раскрываются воспоминания о днях до апокалипсиса наполненные радостью и счастьем, по сравнению с тем адом, что накрыл землю. А затем новый поток боли, вызванный воспоминаниями, накрывает его. Но на этот раз эта боль не затягивает его в пучины отчаяния, а наоборот подобно дикой бешеной волне выносит наверх, порождая мысли: «За что? Почему? Зачем они убили всех?! Зачем у меня отняли мою былую жизнь!!!». И вот эта волна достигает своего апогея, заставляя выжившего резко открыть глаза. Лежа на камнях, он смотрит на поднимающиеся солнце. Постепенно боли отходят на задний план и его мысли вновь за долгое время начинают идти здраво. «Может, не только мне одному посчастливилось выжить и однажды в этот город придут такие же страдальцы, как и я. И что они увидят опустошённые руины, в которых будут обитать лишь одичавшие звери, и не будет места, где они смогут найти пищу и кров.

Или же здесь они найдут оазис созданный одним человеком, коему посчастливилось выжить во время великой войны»: подумал выживший и медленно поднявшись, побрёл на встречу занимающейся заре.

Блуждая по городу во времена своего отчаяния, он однажды наткнулся на развалины небоскрёба бывшим некогда бизнес — центром. В нём строилось одно из убежищ на случай грозившей миру ядерной войны. Все его надежды найти людей в этом строении оказались тщетны — в центре здания, где должен был быть вход в хранилище, оказался завал, около которого находились тысячи фрагментов человеческих тел. Вернувшись на это место выживший решил предать останки земле и обустроить в этих развалинах свою «базу», а с течением времени и разобрать завал — впереди у него было достаточно большой срок, что бы исполнить свои цели.

Время постепенно шло. Выживший смог создать по всем руинам города тайники с провиантом, боезапасом и оружием что бы обороняться от собак и иной живности расплодившихся после ядерной войны. Боли от лучевой болезни уже не мучили его, вероятно, он уже к ним привык — полагал человек. Ведя каждодневные работы, он полностью исцелился от остатков мучавших его недобрых мыслей. Но с каждым прожитым днём он забывался в рутине повседневного труда, и постепенно вновь начинал скучать и испытывать меланхолию. Спасение для него пришло в виде журнала, в который выживший записывал ежедневный ход своей жизни. В него он записывал большой частью свои ежедневные хлопоты от нахождения им нескольких патронов до строительства небольшого канальца заставляющего работать его импровизированную электростанцию. По мере заполнения журнала выживший заметил, что в нём начинал пробуждаться интерес к письму: ему нравилось записывать его хлопоты, описывая чувства и мысли которые он испытывал в тот момент, он получал удовольствие, стараясь описать увиденную им вечером зарю, или дождь недавно прошедший. Осознавая свою новую страсть, он понемногу старался писать. Первые его рассказы не были особо примечательны, но с ростом его способностей он мог виртуозно описывать довоенный мир прошлого, создавать собственные миры и уводить своих героев в запределье манящее загадочной неизвестностью.

Он всё реже выбирался из своего укрытия, отдавая всё своё время двум важным для него целям — письму и разбору завала над входом в убежище. Выживший уже не представлял, сколько лет прошло, и лишь по довольно обширным размерам его библиотеки он полагал, что времени утекло немало с того момента, когда он открыл глаза под руинами своего дома. Соизмеряя объемы проделанной им работы, он полагал, что времени прошло достаточно, для того, что бы он успел состариться и умереть под действием лучевой болезни. Он полагал, что под действием радиации с ним что-то случилось и его тело не является больше телом человека. Его опасения подтверждал тот факт, что его тело, покрытое ожогами и ранами после облучения, приняло бурый цвет, стало «менее плотным» и кожа на лице и теле «прилипла» к скелету обнажив его черты. С каждым новым днём эта мысль о его долголетии и возможном бессмертии всё больше и больше занимала его мысли: что если он до скончания веков будет, как призрак скитаться в одиночестве по развалинам мертвого города. Думая о такой возможной кончине выживший вновь испытывал смертельную тоску и чтобы избавиться от неё ещё сильнее погружался в работу.

Завал становился всё меньше, а его «библиотека» всё больше. Время всё шло, и в потоке своих дел он и не заметил, как полностью открыл вход в убежище. Он стоял перед массивными металлическими створками, около них лежал пульт управления шлюзом. На его панели было переговорное устройство, и кнопки для набора кода открытия дверей, но оно было оторвано от кабелей соединявших его с убежищем, и лишь провод электропитания панели был цел. Человек, изуродованный радиацией, смотрел на металлический шлюз, за которым было убежище, где должно быть ещё оставались живые люди. Его взгляд был полон растерянной радости и печали: он выполнил свою задачу смог открыть путь к убежищу и обустроить город для выживших, но исполнив свою цель он не знал, как быть ему дальше ведь с людьми в убежище ему уже не связаться и он обречён на дальнейшее одиночество. Опустошение серой тенью вновь вползало в его душу. Выживший грустно усмехнулся, а затем, нажав на кнопку записи, проговорил в микрофон: «Я, так же как и вы пережил ядерную войну, разве что мне посчастливилось выжить за пределами убежища. Мной были созданы тайники по всему городу, надеюсь, они сильно помогут вам в дальнейшем. Их карту и кое, какие мои записи вы найдёте недалеко от шлюза. И… Что же ещё сказать? Хотя… Наверно встретиться с вами мне удастся не скоро, удачи вам в новом мире». Договорив, он некоторое время стоял над пультом и размышлял. Слова, произнесённые им, стали для выжившего своего рода завершением этого пути. Он знал, что когда ни будь дверь откроется, что он сможет дождаться этого момента. Но сидеть на одном месте ещё множество лет он уже не хотел. Выживший с неловким взглядом поднял голову и посмотрел на небо. Оно было закрыто серыми тучами, и лишь небольшой просвет, освещаемый заходящим солнцем, уходил за горизонт. Глядя на этот пейзаж у него пробудилось желание пойти за эти просветом, и не ждать, а самому найти выживших людей, что пережили великую войну…

В течении нескольких дней выживший решил последовать этому зову. Он как мог, укрыл свою библиотеку и припасы от разрушительных воздействий постапокалептической среды, а затем ещё раз мысленно пожелав удачи людям, спасшимся в убежище начал свой путь. Перед тем как окончательно покинуть город он остановился на возвышенности что находилась на его окраине. С неё была видна большая часть руин окутанных туманом и озарённых красным светом восходящего утреннего солнца. В душе у него было приятное тёплое чувство, и вид руин привносил в неё упокоение и понимание того, что его работа здесь завершена, что ему нужно идти дальше, что его история только начинается того, что он найдёт тех, кому он будет нужен. Поправив рюкзак на спине и в последний раз, улыбнувшись руинам, отправился в путь.

Эпилог

Запись № 67598. 2169 попытка открыть убежище удалась, несмотря на то, что последние записи говорили о том, что вход завален. На территории окружавшей шлюз найдены книги и внушительные запасы провианта и прочих полезных вещей, к счастью очистители смогли убрать из них большую долю радиации и теперь они годны к использованию. А так же найдены следы, доказывающие то, что на месте завала происходили работы по его разбору. (Вероятно, нас спасли от вечного заточения?)

Запись № 68012. Большая часть книг не представляет собой научного интереса, разве что экземпляры, описывающие довоенную жизнь.

Запись № 68251. Книги художественного содержания по заявленьям людей читавших их оказались крайне интересны. (С чем я крайне солидарен.) Так же журнал «Выжившего» (Так мы решили назвать человека разобравшего завал и тем самым ставшего нашим спасителем) оказался крайне интересен к ознакомлению: многие были поражены написанным в нём, о том, как выживший пережил ядерный удар, а затем смог преодолеть своё отчаяние и продолжить жить и обустраивать руины.

Запись № 70121. На руинах обустроено поселение с центром — убежищем и несколькими наблюдательными пунктами в " схронах " выжившего (нам ещё раз помог его труд…).

Запись № 70569. На расстоянии нескольких десятков километров от города найдено человеческое племя. Но самое интересное не то что мы нашли выживших помимо нас, а то что они имеют легенду о том как поколение назад через их деревню проходил «живой мертвец» (судя по записям из журнала наш спаситель выглядел примерно так же, напоминая зомби из довоенных фильмов). Они рассказывали нам, что когда он пришёл в их поселение, и увидев людей он упал и долго плакал находясь в горячке, а так же стараясь прикоснуться к ним что-то лепетал о бесконечном одиночестве. Сначала дикари смеялись над странным созданием считая его сумасшедшем, но когда он смог вылечить несколько местных и соорудить несколько технологических предметов используя мусор найденный дикарями. Позднее он, обучив их некоторым своим умениям, отправился дальше. (Используя примерное его описание из этого придания, мы решили в честь его памяти кое-что создать в нашем городе.)

Гуль — караванщик заходит в город, воздвигнутый на месте одного небольшого убежища. Он проходит к площади городка и застывает с изумлённым выражением лица, а затем произносит: «Да неужто ль ещё в честь одного памятник воздвигнули», глядя на памятник гулифицированного человека с табличкой: «Выживший».

Добавить комментарий

Таких картинок в Arcanum не увидишь! Если присмотреться...

arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-
arcanum-

Обратная связь

Заполните корректно все поля формы ниже.

Про регистрацию

Регистрация на Сайте и на Форуме — разные. Это два РАЗНЫХ аккаунта! Если Вы зашли только пообщаться — проходите сразу на Форум, регистрация на сайте Вам не нужна.
Регистрация нужна только в том случае, если Вы планируете самостоятельно разместить на этом сайте какой-либо материал: фанфик, роман, повесть и т. д.

Читать далее